медведь гималайский

Очередной выпуск подросших двух гималайских медведей состоялся 20.05.2011 в Центре реабилитации диких животных «Утес»  , возраст 1 год два месяца.

медведь

медведь

Deutsch

Hier ist eine solcher spannenden, doch für das Rehabilitationszentrum leider fast alltäglichen Geschichten:

 

Am 34. Kilometer der Straße Khabarovs – Komsomolsk, wo der einzige Straßenpolizeiposten ist. Dort spricht ein vorbeifahrender Mann die Beamten an und gibt ihnen ein Braunbärenjunges ab, das er am Straßenrand verlassen gefunden hat. Wie das Junge dorthin kam bzw. von wem es ausgesetzt wurde und was das Kleine zuvor erlebt hat, weiß niemand. Es muss ein trauriges Abenteuer für den kleinen Bären gewesen sein, denn er war alles andere als vergnügt: Er versteckte das Gesicht in die Pfoten und knurrte traurig. Das Kleine verstand nicht, warum man mit ihm so umgegangen war. Die Straßenpolizisten verschafften eineinhalb Liter Milch, eine Flasche mit dem Schnuller, ein Glas Honig und ein Stück Salami. Mehrmals versuchte man, dem Bärenjungen beizubringen, dass er aus der Flasche trinken soll. Endlich nuckelte er etwas aus der Flasche mit Milch, versteckte dann aber sein Gesicht in die Pfoten und schlief ein. Die Polizisten standen nun vor einem unlösbaren Problem – wohin mit dem Tier? Der Zoo lehnte den Bären ab – sie hätten eigene Tiere zu ernähren und so einfach kümmert sich in Russland keine andere Einrichtung um ein fremdes Tier. Das selbe hat man in einem Zirkus gesagt. Gewiss hätte ein Betreiber eines Straßenrestaurants den Bären sofort genommen… um ihn dann in einem Käfig seinen Gästen zu präsentieren, doch niemand war bereit, ein freiheitsliebendes Wildtier einem solchen Los zu überlassen – das wäre tierschutzwidrig. Der einzige Ausweg war das Rehabilitationszentrum Utes. Doch die Nacht brach ein und die Polizisten hätten mehrere Stunden Fahrt vor sich. Man beschloss, den Bären in der Wohnung einer Freundin übernachten zu lassen. Am Anfang benahm sich der kleine Gast vorbildlich, machte nichts kaputt, ging in der Wohnung herum und beschnupperte sie neugierig, verlangte sogar selbst nach dem Fressen. Die Frau beschloss, den Bären für diese Nacht auf dem verglasten Balkon einzuschließen, nachdem sie ihm einen Schlafplatz aus Lappen machte und alle Pflanzen herausstellte. Sie gab dem kleinen frische Milch und fuhr fort. Zurückgelassen fühlte sich der Waldbewohner einsam und   machte deshalb alle Pflanzen kaputt, verstreute die Erde auf dem Balkon und zerriss die zum Trocknen aufgehängte Wäsche. Vielleicht gefiel ihm seine neue Wohnung so am besten, doch am nächsten Morgen musste er einen langen Weg zum Utes antreten. Unterwegs schaute er sehnsüchtig auf die vorbeigleitenden Bäume. Wo war bloß die Mutter, an die man sich anschmiegen konnte?.. Doch diese war leider nicht zurückzuholen.

 

Im Rehabilitationszentrum angekommen, wurde das Bärenjunge in ein Haus einquartiert, das extra für Bären gemacht wurde und wo bereits sieben kleine Kragenbären lebten. Diese waren über den Einzug eines Braunbären nicht begeistert und überfielen ihn. Man musste den neuen Bären getrennt halten. Im Rehabilitationszentrum hat man viel Erfahrung mit mutterlosen Bären. Damals lebten dort sieben Junge und acht herangewachsene Bären, die kurz vor der Auswilderung standen. Diese werden im Rehabilitationszentrum gewöhnlich bis zum Alter von eineinhalb Jahren gehalten, um dann im Mai, als es viel frisches Gras gibt, in die Taiga ausgewildert zu werden. Die Anzahl solcher Bären, die von Menschen aufgepäppelt werden, nimmt nicht ab – in den letzten fünf Jahren wurden  durchschnittlich bis 100 Tiere ins Rehabilitationszentrum gebracht und dort betreut. Doch bei dieser guten Sache passieren auch absurde Dinge: So hat eine Umweltbehörde (!) das Rehabilitationszentrum und seinen Leiter mit einer Strafe für eine vermeintliche Umweltverschmutzung belegt – die Bären hätten durch ihre Ausscheidungen die Umwelt belastet!!! Die Beamten bestimmten dafür 100 Dollar „Umweltsteuer“ pro Monat!

 

Wozu töten Menschen die Bären in der fernöstlichen Taiga? Die Antwort erschreckt: 80 % aller getöteten Bären kaufen die Chinesen. Ende Januar und im Februar kommen die Bärenjungen auf die Welt; bis März-Mai bleibt die Bärenfamilie im Schutz ihrer Bärenhöhle. Als die Bärin dann ihre Jungen in die Taiga herausführt, wird sie oft getötet. Bis zu 900 Rubel bringt ein Kilo Fleisch, die Galle ein noch höheres Geld ein und die Jungen gibt man in ein Straßenrestaurant zur Unterhaltung mancher Gäste ab. Oder sie werden nach China gebracht, nachdem sie mit  Beruhigungsmitteln vollgespritzt worden sind. Dort gibt es laut Gerüchten eine Spezialfarm, wo man den jungen Bären ein Schlauch in die Gallenblase einführt und die Galle absaugt, bis das Tier daran stirbt. So abstrus und brutal können manche „medizinische“ Methoden sein. In manchen teuren Restaurants in China kostet ein Teller Suppe aus Bärentatzen bis zu 400 Dollar! Solange es Nachfrage nach solchen Dingen gibt, wird es auch das Angebot geben.

 

Doch unser Bär ist zum Glück nicht in solche Hände geraten: In einem Jahr guter und satter Pflege, nach Möglichkeit isoliert von menschlichen Kontakten, wird er in die Taiga freigelassen, und später wird auch er eigene Familie gründen. Bleib gesund, Tollpatsch! Und lass dich nicht sehen!

медведь

18-25 мая 2005 года

«Московский комсомолец» в ХАБАРОВСКЕ

 Один  день бездомного медвежонка.

Журналисты спасли осиротевшего малыша.

34-й километр трассы Комсомольск – Хабаровск. Единственный действующий стационарный пост ГИБДД на въезде в город. В минувший четверг стражи дорог несли службу. Досматривали транспорт, проверяли документы. Очередной водитель, направлявшийся в сторону города, преподнес сотрудникам необычный сюрприз, который доставил немало хлопот, хотя и приятных. Мужчина сказал, что на 202-м километре трассы он заметил у дороги маленького брошенного медвежонка. Вот и забрал его, чтобы отвезти в город и отдать в добрые руки. Скажете сказка, бред, глупость, в том смысле, что медвежонок гулял сам по себе, без мамки? Не стану возражать, не знаю, как дело было.

Но факт остается фактом -на посту ГИБДД появился косо­лапый гость. Отдали его вмес­те с металлической берлогой, творением рук человеческих. Вряд ли именно с этого момента началась история маленького  бурого мишки, отлученного от мамки. Скорее всего, медведицу убили, а мишку везли на продажу. Быть может, это просто догадки, и человек, доставивший на пост медвежонка, — лишь десятое звено в цепи. Кто его знает? А вот приключения малыша только начались.

медведи

Мишка, мишка, где твоя улыбка?

Кроха, чей возраст вряд ли превышал 4 месяца, был невесел. Еще бы, проехать в машине больше сотни километров — сомнительное удовольствие для обитателя ди­кой природы. Мишка прятал глаза в мохнатые лапы и жа­лобно порыкивал. Дитя при­роды не понимало, за что сним так обошлись. Медвежонку было плохо, он несколько раз срыгивал. Инспектора, видя такую картину, призвали на помощь воен­ных. Пост ВАИ находится недалеко — в тридцати метрах. Совместными усилиями были добыты полтора литра молока, соска, литр меда и небольшой кусок колбасы. Пустышку тут же надели на бутылку. С первого раза накор­мить малого не получилось. Впрочем, как и со второго. Много времени потребова­лось, прежде чем зверь понял, что его хотят всего лишь накормить, и ухватился лапами за искусственную титьку. Много есть не стал. Снова спрятал мордочку в лап, свернулся калачиком и уснул.

Сон был недолгим.

медведь

Ведь так не бывает на свете, чтоб были потеряны дети…

Перед инспекторами возникла серьезная проблема что делать с медвежонком?  Волею случая пришли на помощь журналисты. Задача стояла действительно непростая. Попробуй, пристрой дичь. Зоосаду своих зверей хватает. Цирку тоже не нужны лишние рты. Есть в Хабаровске человек, который дрессирует медведей, так он и своих еле прокармливает. Конечно, хозяин любого придорожного кафе с руками и ногами забрал бы медведя. Но обрекать свободолюбивого зверя на пожизненное заключение в клетке ради потехи случайных гостей, приехавших перекусить, — это садизм.

Оставался единственный выход — отвезти Михаила Потапыча в центр реабилитации диких животных «Утес».

Но, к сожалению, время было уже позднее, а до Кутузовки, где, собственно, и располагается единственный приют для животных, несколько часов езды. Мишка поехал с нами в город, чтобы переночевать в обычной квартире у девушки по имени Ира. Соорудив в машине подобие берлоги, мы вызволили мишку из клетки и впустили его во временное жилище. Очень скоро он оказался снова более-менее свободным в пределах двух комнат.

медвежата

Спасибо за день, спасибо за ночь

Освоился звереныш быстро. Даже кушать сам попросил, шарахнув когтистой лапой по ноге девушки. После несильно укусил кормилицу за палец и стал покладистым. Не нарадовалась хозяйка дома медвежьему спокойствию. Не хулиганил косолапый, не грыз, не ломал, не царапал ничего. Все ходил и вынюхивал чего-то. А на дворе наступала ночь. В комнатах оставлять мишку было боязно: спокойный-то спокойный, а вдруг чего натворит, в розетку лапу засунет или конфорку газовую снесет? Ира решила закрыть на большой застекленной лоджии, вынесла на балкон цветы, постелила в ящике всяких тряпок. Короче, создала какой-никакой уют. Накормила свежим молочком и, попрощавшись, поехала ночевать к маме.

А мишка, оставшись в одиночестве, почудил в свое удовольствие. Он ведь в огромном лесу — хозяин, что ему какой-то балкон? Уничтожил все цветы и раскидал всю землю по полу. Переворошил белье, не только постеленное ему, но и повешенное сушиться после стирки. Все, что было возможно, раскидал по лоджии. Резвился, окаянный. И так привык за ночь к балкону, к сотворенному им маленькому хаосу, что наотрез отказался покидать пределы выделенной ему территории. Кое-как его переместили в машину и отправились в дальний путь. Михаил недовольно рычал, смотрел с грустью и тоскою на пролетающие за окном лесные пейзажи. Конечно, он хотел к маме. Прижаться к ее мохнатому телу и лазать по деревьям под чутким присмотром родительницы. Но маму уже не вернуть…

медвежатник

Дай, друг, на счастье лапу мне

Прибыли в центр живыми и здоровыми. Кто-то даже вздремнул в машине. Зверь чутко отслеживал всю дорогу, изредка издавая недовольный рык. Вот и точка прибытия -«Утес». Нас ждали. Весть о пропавшем мишке за день успела облететь весь город и округу. Бурого осмотрели и понесли в новое жилье. Деревянный домик был построен специально для медведей. В нем уже проживали семь маленьких косолапых красавцев. Только вот на грудке у хозяев медвежьего дома была белая отметина, что означало — квартиросъемщики из числа гималайцев и с бурыми собратьями не очень-то ладят. Так и вышло: как только бурого завели в дом, вся бригада гималайцев кинулась драться с пришельцем. Еле успели отбить. А гималайцы, завидев людей, в буквальном смысле полезли целоваться. Обрадовались гостям.

— Ничего, что-нибудь придумаем, — сказал парень, помогающий следить за живностью, — хотя он нам задаст хлопот, бурый же.

Шишки за Мишку

Век живи, век учись. Оказывается, и мы не все сделали правильно. Председатель Хабаровского регионального фонда сохранения биоразнообразия и реабилитации диких животных Эдуард Круглов, принимая медвежонка, сразу нас пожурил — вы зачем животное кормили перед дорогой? Его же укачало. Нельзя так, и ещё зря вы его кормили из соски, нужно было молочко налить в блюдце, чтобы сам лакал, а теперь нам его от соски придется отучать очень долго. Стало немного стыдно. Мы расписались в акте передачи животного. В центре ведется строгий учет. Пост сдал, пост принял — распишись в бумажке с печатью. За кружкой чая Эдуард Круглов поведал о жизни заведения. Мишек у них проживает немало. Семь малышей и 8 готовых к выпуску в тайгу, которым уже исполнилось полтора года. Вот в мае и пойдут на вольные хлеба. Травка зазеленела, солнышко заблестело, в лесу есть что покушать, чтобы набрать вес до спячки.

За 6 лет Эдуард и компания откормили и выпустили около 100 особей. Правда, в данном благом деле экологи усмотрели маленький абсурдный нюанс. Налог за загрязнение окружающей среды. Видите ли, животные же какают — значит, портят природу. Ну-ка заплати за г…но налог. Светлые головы насчитали за грязные дикие попки ни много ни мало — 100 долларов в месяц.

Для чего же люди убивают медведей? Как узнал, так ужаснулся. Оказывается, 80 процентов мертвых зверей скупают китайцы. В конце января — феврале у мамок рождаются медвежатки. Мамашу убил, сдал лапы по 900 рублей за килограмм, желчь сдал за немалую сумму, а детеныша отдал в придорожное кафе в клетку. Или увез малыша в Китай, предварительно обколов транквилизаторами, чтобы провезти через границу. В Китае, по слухам, вообще существует целая ферма, где родившимся мишкам в желчный пузырь вставляют катетер, трубочку медицинскую, и в течение года откачивают желчь, пока мишка не умрет. Это у них медицина такая. А в дорогих-ресторанах суп из медвежьих лап стоит 400 долларов за порцию. Есть спрос, значит, будет и предложение.

Но наш мишка не попал в злые руки. Он откормится и через годик, окрепнув, отучившись от соски, пойдет в тайгу, где через какое-то время обзаведется своей семьей. Будь здоров, косолапый! До не встречи в лесу.

Юрий Сизов.

Фото автора.